Национальный олимпийский комитет Республики Беларусь
УГРЮМОВ Виктор Петрович 17.08.2016

Родился 12 августа 1939 г. в г. Хабаровск.
Заслуженный мастер спорта.
Чемпион Игр XXII Олимпиады в Москве (СССР) 1980 г. в командных соревнованиях в выездке, бронзовый призер в личном первенстве.
Бронзовый призер чемпионата мира 1978 г. в командных соревнованиях.
Серебряный призер чемпионатов Европы 1975 и 1979 гг. в командных соревнованиях.
Бронзовый призер чемпионата Европы 1981 г. в командных соревнованиях.
Семикратный чемпион СССР - 1972-1980 гг.
Заслуженный тренер Республики Беларусь.
Заслуженный деятель физической культуры БССР.
Награжден орденом Дружбы народов, медалью "Ветеран труда".
Первый тренер - Александр Киселев.

В Ташкенте, где вырос Виктор Угрюмов, было много клубов ДОСААФ, которые готовили мальчишек к военной службе. Работали там в основном бывшие офицеры-кавалеристы, которые набирали ребят и в течение трех месяцев делали из них "ворошиловских всадников", ну, может, еще и третьеразрядников. Затем набирали следующих -и так "конвейер" двигался. Для дальнейших занятий оставляли тех, чьи способности были заметны. Поскольку Виктор Угрюмов страшно боялся лошадей, его оставили в порядке исключения за большую преданность этому виду спорта.

Как спортсмен Виктор рос довольно медленно, хотя, даже начав работать учеником кузнеца в путевых дорожных мастерских (нужно было помогать семье), не оставлял занятий. Зато труд кузнеца дал ему хорошую физическую закалку, пригодившуюся впоследствии, особенно в армейской службе.

Отслужив в армии, он поступил в Институт физической культуры и пришел в конноспортивную школу тренером по учебному процессу, при этом одновременно тренировался сам. Такова уж видно его судьба - всю жизнь был "играющим" тренером. Со временем Виктор выполнил норматив мастера спорта, стал призером Советского Союза и подготовил свою первую лошадь.

Спорт раньше был исключительно бюджетным, на школу отпускались деньги, и никого не волновало, как это отражается на успехах учеников. Заняли низкие места - поругали, поднялись повыше - похвалили. А деньги идут... Но Виктор понял сразу: если обязуешься привезти медаль с больших соревнований, тебе дадут намного больше. Только в то время руководителям старой закалки этого не требовалось. Они тратили бюджетные средства и не мечтали о лаврах. Ведь полученные большие деньги нужно было, во-первых, освоить, а во-вторых, за них отвечать. Поэтому все и стояло на месте. А тут пришел молодой энергичный директор, и Угрюмов уговорил его взять большие деньги "под будущую медаль".

Средства дали, спортсмены начали готовиться на самом высоком уровне, но на Спартакиаде народов СССР их постигла досадная неудача. Один из узбекских всадников на разминке преодолел препятствие не с той стороны. Его вызвали  закончить маршрут, а он не понял. Подумал, что снят с соревнований. И команда, которая могла завоевать серебряные медали, была дисквалифицирована. Начались долгие выяснения обстоятельств в Спорткомитете УзССР. Этот инцидент заставил Виктора Угрюмова сделать резкий поворот в карьере.

Белоруссия в то время считалась очень спортивной республикой, но конный спорт в ней развивался слабо, хотя традиции были неплохие; здесь раньше размещалось много кавалерийских частей, одной из которых, кстати, командовал будущий маршал Георгий Жуков. Но у бывших кавалеристов, а затем тренеров со спортом не получалось. И тогда руководитель спорта республики Герой Советского Союза Виктор Ильич Ливенцев вызвал своего ближайшего помощника Германа Матвеевича Бокуна и спросил: "А что, в Советском Союзе нет тренеров по конному спорту?" Бокун долго расспрашивал всех, и ему подсказали, что есть в Ташкенте - призер первенства СССР Виктор Угрюмов. И в Ташкент ушло письмо, в котором молодому коннику предлагали  хорошие условия и перспективу роста.

Уже через полгода белорусские спортсмены под руководством Виктора Угрюмова привезли три медали с чемпионата СССР. Сам же Угрюмов через три года стал лучшим всадником Советского Союза, а затем на красавце Саиде дебютировал на Олимпиаде-76 в Монреале и занял лучшее место среди советских участников - шестое. В 1979 году на Спартакиаде народов СССР на Саиде ученица Виктора Угрюмова Ирина Карачева стала бронзовым призером, а год спустя - чемпионкой СССР.

Решение Виктора Угрюмова передать Саида Ирине Карачевой представляли как пример поразительного великодушия. В изложении же самого Виктора Петровича история эта выглядит куда прозаичнее:

- Ирина могла выступать только на Саиде. А у меня был еще Шквал. Вот я и решил передать Саида Карачевой - в интересах команды.

Возможно, так оно в действительности и было. Вот только другого подобного случая никто не припомнит.

Но накануне Олимпиады-80 случилась беда: у Саида образовался тромб, и подвижность коня резко ограничилась. Угрюмов пересел на Шквала. Но и с тем после Олимпиады случилось несчастье - заболел ревматизмом. Если бы Виктор не готовил запасного коня Енисея, ему пришлось бы остаться вне соревнований.

А Саид, к сожалению, так и не смог восстановиться. И минчанке Ирине Карачевой пришлось довольствоваться ролью запасной. Она вышла на суд арбитров перед началом соревнований по выездке на Енисее, помогая провести генеральную репетицию.

Прекрасный комплекс в Битце тогда еще не был открыт, и сборная тренировалась на ипподроме. Хозяева-жокеи потеснились без всякого энтузиазма и отстояли лучшее время для тренировок. Спортсмены могли готовиться лишь ранним утром или после трех часов дня. Виктор Угрюмов со свойственной ему коммуникабельностью сумел найти общий язык с жокеями и по договоренности с ними иногда начинал вторую тренировку раньше. Он выводил своего Шквала в середину круга на разминку. Мимо на рысаках, запряженных в легкие качалки, проносились наездники, и кто-нибудь обязательно кричал: "Эй, Угрюмов, ты когда-нибудь отдыхаешь?".

Перед самым стартом Виктор навлек на себя гнев руководителей управления Всесоюзного спортивного комитета, которому был подведомствен конный спорт. Это произошло при следующих обстоятельствах: председатель комитета Сергей Павлович Павлов поинтересовался у Угрюмова его прогнозом выступления конников на Олимпиаде. Виктор, давно уже все взвесивший и подсчитавший, ответил откровенно:

- Мы должны выездку выиграть командой, а в личных соревнованиях занять третье, четвертое и пятое места.

Управление планировало результаты более скромные, и при невыполнении обязательств никто не хотел отвечать за провал. На собрании же олимпийцев Сергей Павлович Павлов одобрительно отозвался о прогнозе Виктора Угрюмова и оценил его как вполне реальный встречный план, выдвинутый самими спортсменами. Продолжение разговора отложили до завершения выступления конников на олимпийской арене. Оказалось, что Угрюмов все же ошибся. Сборная СССР в составе ташкентца Юрия Ковшова, минчанина Виктора Угрюмова и киевлянки  Веры Мисевич победила  в командных состязаниях, набрав в сумме 4383 балла. На втором месте со значительным отставанием оказались конники Болгарии (3580), а на третьем - сборная Румынии (3348). Все ожидали приятную церемонию награждения. Под звуки бравурного марша на разминочном поле галопировал Угрюмов на Шквале. Благородный конь демонстрировал изумительное чувство ритма и, ощущая внимание, с достоинством нес бремя победителя.

В личном первенстве стала Элизабет Тойерер на Мон Шерри из Австрии (1370), серебряную медаль завоевал Юрий Ковшов на Игроке (1300), а бронзовую - наш Виктор Угрюмов на Шквале (1234).

Когда все волнения улеглись, Виктора Угрюмова спросили: "Как вы считаете, что было бы, если бы Саид не заболел, и Карачева смогла выступить на нем на московской Олимпиаде? И как, по-вашему мнению, изменилось бы распределение мест?"

Виктор ответил без колебаний:

- Она была бы второй, а я - не третьим, а четвертым.


Поделиться: