РОМАНОВСКИЙ Владимир Вацлавович (гребля на байдарках и каноэ)

romanovski-1Родился 21 июля 1957 г. в г. Слониме.

Умер 13 мая 2013 года

Заслуженный мастер спорта СССР.
Чемпион Игр
XXI Олимпиады в Монреале (Канада) 1976 г. на дистанции 1000 м вместе с Сергеем Нагорным, серебряный призер на дистанции 500 м. 
Чемпион мира 1981-1982 гг. 
Чемпион Европы среди юниоров 1975 г.
Чемпион VII летней Спартакиады народов СССР 1979 г.
Семикратный чемпион СССР.
Первый тренер - Николай Дубровский.

Еще на заре XX века русский поэт Ф. Тютчев писал: "На земле, где где где где  все изменно, выше славы блага нет". Уж кому-кому, а великим спортсменам это чувство особенно знакомо. Но путь к вершине Олимпа у каждого атлета складывается по-разному: кто-то годами пробивается сквозь турнирные лабиринты, порой теряя веру, что когда-нибудь увидит свет в конце тоннеля; кто-то, еще не вкусив тяжелого спортивного хлеба, в одночасье становится звездой. Нечто подобное произошло и со слонимским юношей Володей Романовским.

- Я, как и все мальчишки, любил гонять мяч, даже два месяца занимался в футбольной секции. В 1969 году, когда окончил пятый класс, познакомился с греблей. А было это так. Друзья привели меня на берег Щары, где занимались гребцы-динамовцы. Тренер Николай Николаевич Дубровский встретил приветливо и даже разрешил прокатиться на байдарке. Понравилось. Я и остался:

Только-только попав в сборную СССР по гребле, он стал снаряжать лодку в олимпийский Монреаль. В город над Щарой 19-летний парень вернулся с лавровым венком и двумя медалями - золотой и серебряной.

После того как на байдарке-одиночке Владимир выиграл первенство страны, ему доверили место в молодежной сборной на чемпионате Европы. Озеро Альбано, что возле Рима, стало для белоруса счастливым. Там, на олимпийской трассе, он добыл золотую медаль на 500-метровке. Это был первый международный успех спортсмена из Слонима. Тогда же, за год до Олимпиады-76, его позвали во взрослую команду. На что мог рассчитывать молодой спортсмен, если первый состав сборной был всем известен? На байдарке-двойке белорусские чемпионы мира Николай Астапкович и Виктор Воробьев конкурентов не знали. Они даже предолимпийскую неделю в Монреале выиграли. Однако у Владимира Романовского был свой план действий.

- Не знаю, почему, но байдарка-двойка меня очень привлекала. Ленинградский тренер Игорь Писарев, работавший со мной в сборной, мечтал создать ударную четверку из байдарочников-динамовцев. Грести с тремя партнерами никогда мне не нравилось, поэтому уж лучше на пару. Доходило даже до конфликтов, но я не отступал. А наш спор с тренером разрешил один случай. В Цахкадзоре, где проходили сборы, на скатывании меня посадили в лодку с Сережей Нагорным из Хмельницкого. Как-то на тренировке, забавы ради, попробовали погоняться с Астапковичем и Воробьевым. Метров за 200 до плотика ускорились и обогнали их. Подумали: а чем черт не шутит? Решили уже всерьез посоревноваться с чемпионами мира. На 500-метровке выиграли чемпионат. И в Тракай на заключительный предолимпийский сбор ехали с прекрасным настроением.

Лишь лет десять спустя раскрылась тайна событий на тракайском озере Гальве. Оказалось, что Владимира Романовского и Сергея Нагорного брали не для отбора на Олимпиаду, а так, ради спарринга. Никто не рассчитывал, что этот дуэт "выстрелит" сразу на двух дистанциях и оставит за спиной фаворитов. Однако верхушку сборной они так и не переубедили. На тренерском совете из десяти человек шестеро проголосовали против Романовского-Нагорного в пользу Астапковича-Воробьева. Тренеры обиженных ребят начали "бомбить" телеграммами Москву. Председатель Спорткомитета СССР Павлов после разговора с главным динамовцем генералом Богдановым вынес вердикт: кто выиграл, тот пусть и едет на Олимпиаду. Но и эти слова большого начальника не убедили тренерский совет.

На следующий день спортсменам устроили еще одну контрольную, причем с условием: если Астапкович и Воробьев выиграют хотя бы одну дистанцию, то Романовский и Нагорный остаются за бортом олимпийской сборной. Слонимско-хмельницкому дуэту деваться было некуда. В грязь лицом он не хотел ударить. Настраивались Володя и Сережа как на последний бой. В итоге опередили своих конкурентов всего на 0,2 секунды. На километровой дистанции метров за 70 до финиша Коля и Витя попросту не выдержали высокого темпа.  Но приключения на этом не закончились. Не дожидаясь итогов тракайского сбора, в Канаду отослали список состава сборной, в котором фамилии Романовский и Нагорный отсутствовали. По приезде в Монреаль самозванцев сразу же повели на допрос: кто такие и почему здесь? В общем, мучительная процедура длилась часа два, лишь после нее гребцам дали пропуска в Олимпийскую деревню. С Сергеем Нагорным как-то быстрее разобрались, он ведь студент. Владимир в ту пору был военнослужащим. Канадцы стали искать на карте Слоним - бесполезно. Только длинное объяснение Романовского наконец-то сняло последний вопрос.

И вот олимпийский канал Нотр-Дам. После всех передряг спортсменам отступать было некуда. Как спринтерам им запланировали золотую медаль на первой, 500-метровой, дистанции и бронзовую на тысяче.

-  Сказать, что перед стартом волновались, - значит ничего не сказать - вспоминал Владимир Романовский, -  Мурашки бегали по спине, пальцы неестественно впивались в весло. Обернулся к Сереже -  белый как полотно. Губы шевелятся, что-то хочет сказать, а звука не получается. И вот первый гребок. Идем по четвертой воде, немцы, основные конкуренты, по пятой. Пока к ним присматривались, на два корпуса вперед продвинулись испанцы. Как загребной принял их вызов, хотя тактика была иной. Испанцев-таки догнали, но упустили на финише дуэт Маттерн-Ольбрихт из ГДР. А все из-за того, что не пошли своим ходом. Очень расстроились...

Главный тренер сборной Александр Силаев даже не подошел и не поздравил с серебром. Следующая гонка - через день. Думал ночью хорошо отоспаться, но не получилось. Положил под подушку медаль, включил ночник (в комнате нас было четверо) и говорю про себя: "Ну почему ты серебряная?" Как сейчас помню: в пять утра уснул, а в семь разбудили. По настроению тренеров вижу, что они недовольны. А тут еще голова пошла кругом после полуфинала. Все 9 лодок уложились в интервал одной секунды. Силы примерно равны, и любой из экипажей может стать лидером. Но перед финалом нам было не до этого.

...Владимир за полчаса до старта хорошенько размялся в байдарке-одиночке, а потом пошел за своей лодкой. И то, что он увидел, привело в шок: лодка оказалась без сидений. Что делать? До гонки осталось минут двадцать. Запасной лодки нет, а от четверки сиденья не подходят. "Ну, вот и приплыли", - подумал Володя. И тут, к счастью, подкатила наша чемпионская пара - Гопова-Крефт. Поздравлять девчат с "золотом" он не стал, а быстренько забрал у них сиденья и - вперед. Но не на старт, а на взвешивание лодки. Весить она должна была не менее 18 кг. Обычно гребцы просчитывают все до граммов, ничего лишнего не оставляют, а что получилось здесь - пока никто не знал. Оказалось - норма. Но по жестам матроса и судьи Володя понял: они заподозрили что-то неладное. Это "что-то" - специальная рыбная смазка, которой, в обход правил, гребцы натирали днище лодок. Неужели не пропустят? Остается меньше 10 минут, а до старта еще около километра. Расстроенный Романовский говорит своему напарнику: "Кудрявый (кличка у него такая), если смазка за 1000 м не сойдет, нам - труба". К счастью, от нее и следа не осталось, в чем убедились дотошные проверяющие. Но вот раскопать историю с исчезновением сидений ни тогда, ни позже не удалось.

И вот старт. Владимир Романовский и Сергей Нагорный с первых же метров рванули вперед и лидировали до отметки 250. Потом, выполняя строгие установки тренера, они несколько сбавили темп, чтобы запасти силы. Белорусско-украинский дуэт обошли венгры и немцы. А за 250 м до финиша наши снова сделали ускорение. Им повезло, что шли по девятой дорожке. По берегу стояли фишки с отметками метража, поэтому ребята хорошо ориентировались на воде. Метров за 50 до финишной черты загребной Владимир Романовский еще прибавил в скорости. Сергей - молодец, не сбился, поддержал высокий темп. Йоахима Маттерна и Бернда Ольбрихта они обошли всего на 0,03 секунды, но об этом узнали позже. В победу поверили только тогда, когда на электронном табло увидели свои фамилии. Тут и Александр Силаев размягчился, расчувствовался, прибежал поздравлять с внеплановым "золотом".

Владимир Вацлович умер 13 мая 2013 года  на 56-ом году жизни после тяжелой и продолжительной болезни.